Мы родились и жили в этом конфликте, но мы не хотим в нем умирать!

Каждый день надеюсь, что это — последний день “дневника”. Но, похоже, наш путь продолжается. В Степанакерте было спокойно, как ни странно. Эта тишина пугает, если честно. Ночью не могу заснуть без сирен и бомбежек. Жду, пока начнутся, а потом стараюсь уснуть. Потому что лучше уснуть под них, чем от них проснуться…

Знаете, чем Степанакерт, и, в целом, Арцах всегда выделялись? Мы, жители нашего гордого Нагорного Карабаха, всегда заявляли всем и вся, что это — самое безопасное место в мире. Так и есть, точнее, было. Мы могли гулять по городу в 2 часа ночи, и никто к нам не подошел бы и не сказал бы ничего лишнего. В городе постоянно гуляла особая команда ‘’защитников’’, которые вежливо здоровались с прохожими. Но сейчас не так уж и спокойно. После того, что произошло в Гадруте (группа азербайджанских террористов ворвалась в дома людей, жестоко убила их, подожгла их дома), мы нигде не чувствуем себя в безопасности. Во что они превратили наш дом? Бомбардировали чем угодно, уничтожили все то, что мы создали за 30 лет, заставили пережить смерть близких, страх, боль… Мне сегодня не только грустно, я злюсь! Я обезумела от злости к ним, к нам, ко всему миру. К тем, кто произносил громкие слова, кто пишет “выпустите Искандер,” кто понятия не имеет каково это не получать звонка целый день от самого близкого, кто стоит перед пулей противника… К тем, кто создает оружие, кто его продает. Я злюсь на всех людей, которые работают даже охранником в этих компаниях. 

Знаете сколько денег было потрачено на миротворческие проекты? ОЧЕНЬ МНОГО! Сколько людей обогатилось на таких проектах? Сколько тренеров рассказывали про критическое мышление, про Hate Speech? Если никто не хочет об этом говорить, то я скажу — все это было НАПРАСНО, все проиграли. Потому что все эти люди, которые красиво говорили в Тбилиси или где-то там еще, сейчас точно знают свою позицию.

За что получают зарплату сопредседатели Минской группы ОБСЕ — для меня загадка века. Иногда во время интервью меня спрашивают: как можно решить этот конфликт? Я, что ли, должна это сказать? Я имею в виду, всемирное сообщество даже не принимает мой диплом политологии (или с трудом принимает), так как я училась в Арцахском государственном университете. Все эти ученые, эксперты приглашаются на международные конференции, а что делать спрашивают у простого народа.

Тем не менее, хочу завершить пост чем-нибудь добрым. Сегодня получила посылки от друзей — шоколадку, военные брюки, огурцы, сыр и мой самый любимый символ Армении — гранат (фрукт, конечно). Проживаем то, о чем родители рассказывали в детстве перед сном. Главный месседж, которым я хочу поделиться: Мы родились и жили в этом конфликте, но мы не хотим в нем умирать!