Что означает признание Геноцида армян президентом США Джо Байденом? Беседа с Эриком Акопяном

Политический комментатор Эрик Акопян в беседе с Эмилио Крикио делиться своим мнением о том, что означает признание Геноцида армян президентом США Джо Байденом. Эрик Акопян рассуждает о возможном ухудшении американо-турецких отношений, о реакции турецких политических сил и возможности большего вовлечения США в регионе. 

– Мы слышали это обещание в прошлом, особенно, от Демократической партии. Многие скептически относились к тому, что Байден пойдет на этот шаг. Как Вы отнеслись к этому, и что это означает для Армении?

– Я сам скептически относился к тому, что Байден сдержит обещание, так как за последние 30 лет этот вопрос спекулировали и использовали разные президенты США во время своих предвыборных кампаний.  

Но давайте оглянемся и посмотрим, что произошло. По-моему, есть две четкие особенности: одна – персонализация политики в Турции и США, другая – роль армянской общины в Америке. 

Исторически, американский истеблишмент или военно-промышленная система со времен Холодной войны имели отношения с Турцией на уровне глубинных государств, что за последние 10-15 лет фактически исчезло.

Турецкое государство, по сути, стало Эрдоганом, а Эрдоган – турецким государством. У Турции в Вашингтоне нет друзей, и по части двух партий вашингтонского истеблишмента не ошибусь, если скажу, что Эрдоган третий нелюбимый лидер после Путина и Си Цзиньпина. Людей, которые в прошлом были готовы поддержать Турцию, сегодня нет.

В то же время, армянская община Америки стала намного мейнстримней. Трудно найти кого-либ о среди элиты в сфере финансов, здравоохранения или политики, кто бы не знал армян или не был знаком с армянским вопросом.

Община еще более обогатилась за последние 20 лет и стала влиятельной, не в практическом плане, поскольку, как мы увидели, во время войны они не смогли сформировать политику, тем не менее, быть армянином в США более мейнстримно, и о проблемах намного лучше осведомлены.

Поэтому, при наличии этих двух факторов практически невозможно было помешать этому процессу. Но процесс больше связан с периодическими провалами и ослаблением внешней политики Турции на Западе.

Как подойти к этому вопросу? Один из моментов связан с элементом морали, что отрадно, поскольку все хотят исторической справедливости, нельзя понижать политику до уровня цинизма. С практической точки зрения мы не должны переоценивать это. Практическое влияние на армян мира или Армении незначительно, поскольку, в конце концов, важно не признание другими государствами, а именно Турцией, что не ожидается в обозримом будущем.

– Что это говорит об отношениях США и Турции? Известно, что госсекретарь США Блинкен назвал Турцию “так называемым  союзником”, а американский политолог Иэн Бремер заявил, что, согласно его источникам, Эрдогану не удалось провести телефонный разговор с Байденом после инаугурации последнего, и был недоволен этим. Является ли это признаком дальнейшего ухудшения отношений, и что это значит для Армении?

– На самом деле, в рядах вашингтонской политической элиты никто не считает Турцию союзником, когда речь идет о продвижении американо-ориентированной повестки. Из-за проблем с российскими системами ПВО С-400, текущего судебного дела об отмывании денег с Ираном, действий Турции в Сирии и других подобных шагов, противоречащих интересам США или американской политике, из красивых слов «наш партнер НАТО» Турция медленно движется к статусу «суннитского Ирана». Не думаю, что эти отношения будут урегулированы. Единственным средством урегулирования является то, чтобы Эрдоган был готов заплатить цену, отказаться от независимой внешней политики и возможности маневрировать по таким вопросам, как С-400 и фактически стать младшим партнером США, в отличие от нынешнего режима-изгоя. Это цена, которую Эрдоган не будет готов заплатить. Но если он считает, что может играть в игры с Трампом, то с этим истеблишментом Вашингтона это не сработает.

Некоторые аналитики говорят, что время, выбранное для этого, может создать проблемы, поскольку сейчас решающий момент в отношениях Армении и Турции. Это может еще больше углубить враждебность Анкары и притеснить армянские интересы.

– Это, пожалуй, несерьезный аргумент. Если спустя 106 лет после какого-то события не можешь говорить об этом, то когда можешь говорить об этом? Во-вторых, сколько еще могут ухудшаться армяно-турецкие отношения? Если быть искренними, армяно-турецких отношений и не существует. Шесть месяцев назад под предводительством турецких спецназовцев армия участвовала в этнических чистках и убийствах армян в Арцахе, буквально спустя сто лет после совершенного ими в начале 20-го века зверства. Следовательно, о каких отношениях мы говорим? Не можешь влиять на отношения, которых нет.

И учитывая тот факт, что углубляющийся в Турции экономический кризис превратится и в политический кризис, не думаю, что в отношении Армении изменится какая-либо политика, в частности, в плане открытия границ, поскольку страны, находящиеся в таком экономическом кризисе и тонущие в проблемах, не делают смелых шагов своей внешней политике.

– В ходе кампании Байдена в 2020 году были даны и другие обещания, например, пересмотреть оказываемую Азербайджану поддержку в области безопасности, увеличить оказываемую Армении помощь, подтвердить финансирование организации Halo Trust, осуществляющей разминирование в Арцахе. Можем ли мы ожидать большего? Что ожидать от армяно-американских отношений?

– Думаю, это полностью зависит от армянской общины Америки. Очевидно, что эта администрация более благосклонна к армянским вопросам, чем предыдущая. Нужно воспользоваться этим.

Здесь есть и закулисье: некоторые из изменений в этой политике я называю калифорнизацией американской политики. Если посмотреть, спикер Палаты представителей из Калифорнии, лидеры республиканцев из Калифорнии, вице-президент США также из Калифорнии. В случае обеих партий практически невозможно быть избранным представителем из Калифорнии без глубоких связей с армянской общиной или хорошего понимания армянского вопроса.

Что касается выполнения обещаний, то это зависит от того, какое давление мы будем оказывать. Мы знаем, что эта администрация настроена намного позитивно, поэтому вопрос самоорганизации и оказания давления на них, в частности, вокруг тех вопросов, которые, искренне, на повседневном уровне важнее для армян в Армении, чем вопрос геноцида.

– Некоторые говорят, что трамповская изоляция США закончилась, и Америка сейчас восстанавливает свои позиции почти везде. Это символическое выражение, но является ли это также признаком намерения США больше вовлечься в южно-кавказском регионе? И хорошо ли это для Армении?

– Не думаю, что это свидетельствует об этом, мы не можем быть уверены. Это отдельный вопрос, длящийся долгие годы исторический вопрос. Однако, учитывая нынешние силовые отношения, любая вовлеченность со стороны других стран, кроме Азербайджана, Турции и России, по всей вероятности, будет исходить из интересов Армении, поскольку это открывает поле для политических маневров и ведения диалога в данном направлении, в частности, для признания права народа Арцаха на самоопределение, права распоряжаться собственной судьбой.

– Таким образом, все политическое поле Турции, кроме прокурдской Демократической партии народов, выступило с единой оценкой решения Байдена. Что это говорит нам о Турции, турецком обществе и политической системе?

– Печально, иначе комментировать не могу. Самый отсталый россиянин не будет отрицать резню евреев в царской России или преступления Сталина. Самый отсталый американец не будет отрицать зло, которое несет рабство, самый отсталый испанец не будет отрицать преступления Испании в Южной Америке. А весь политический класс этих жалких людишек не может предстать перед самыми основными моментами своей же истории. Они достойны не нашей ненависти, а жалости.

– И последний вопрос. Трамп поощрял воспрепятствование республиканскими сенаторами принятию в Сенате резолюции о Геноциде армян, поскольку Эрдоган находился в Вашингтоне. Теперь же президент-демократ Байден выступил с официальным заявлением. Действительно ли демократы смогли получить голоса армянского электората и потеряли ли эти голоса республиканцы?

– Совсем нет. Думаю, вопрос носит географический характер. Республиканцы также представляют места, где много армян. Кроме того, в США армяне, как и в других местах мира, имеют многочисленные и различные интересы. Есть много армян-республиканцев, которые очень благодарны Байдену, однако через три с половиной года отдадут свои голоса республиканцам, поэтому мы не можем делать выводы с партийной точки зрения.