Что бы подумали Монте Мелконян и маршал Баграмян о сегодняшних армянских военачальниках? Эрик Акопян

Добро пожаловать на Обзор недели с Эриком Акопяном. Мы будем обсуждать продолжающийся кризис на наших границах, также международную и внутреннюю реакцию на происходящее.

Сначала представлю вам, что происходит с прошлой недели.

Как мы и боялись, ситуация на Сюникской границе расползлась по другим участкам нашей границы, в частности, в Гегаркуникской области, которая находится на севере озера Севан. По меньшей мере на двух участках азербайджанские военные подразделения проникли на территорию Армении, точно так же, как в Сюнике.

Предполагаемое число проникших сил противника – от 300 до 500.

С прошлой недели на границах не было зарегистрировано стычек или перестрелок, продолжаются переговоры между армянской, азербайджанской и российской сторонами с тем, чтобы разрешить эту ситуацию и прийти к выводу азербайджанских сил с территории Армении.

Нам наверняка известно о присутствии российского значительного военного контингента на границе, особенно, в Сюнике. Есть сообщения о том, что они на наших позициях вместе с нашими военными.

Министерство обороны Армении сообщает о том, что азербайджанские силы полностью заблокированы нашими силами, что подразумевает невозможность получения ими снабжения на нашей территории.

Чему мы точно научились, это – любая информация, исходящая от Министерства обороны, подлежит сомнению.

В четверг в ходе заседания правительства премьер заявил о том, что подготавливается соглашение по демаркации границ с выводом азербайджанских сил с нашей территории.

Все больше погружаясь в этот кризис, мы получаем более ясную картину азербайджанской повестки.

Они стремятся к тому, чтобы предотвратить нормальное течение дел. Для них было затруднительно создать дискомфорт на арцахо-азербайджанской границе из-за присутствия российских сил, следовательно, было намного легче это сделать на границе самой Армении.

Они понимают – сейчас наиболее выгодный для них и неудобный для нас момент в силу политического кризиса и неорганизованности в Вооруженных силах. 

Так что, Азербайджан стремится причинить нам по возможности больше проблем, не позволяя вернуться в нормальное русло, которое не выгодно им и выгодно нам.

Если рассмотреть специфику этого вторжения, становится ясно, что они стремятся создать как можно больше фишек для переговорного процесса. Точно так же, как удерживание наших военнопленных, это – еще один козырь с целью получения желаемого.

Целью этих действий не является захват одного километра здесь, еще одного – там, цель этих действий – создать еще один пункт, который можно использовать против нас.

Честно говоря, это – именно то, что мы им преподнесли, имея некомпетентное государство, некомпетентную армию, которая не в состоянии защитить наши государственные границы.

Еще один момент касается предвыборной ситуации в Армении: они пытаются по возможности вмешаться в наши внутренние дела, провоцируя распри, проблемы, потому что любое такое воздействие уменьшает способности государства и затягивает процесс реорганизации наших военных позиций.

Наиболее вероятная причина всего этого – долгосрочное разочарование в Арцахе. Они пытаются превратить Арцах в Газу – изолированное от мира места, где люди не хотят жить. И это становится трудновыполнимым вопросом с учетом того, что происходит в Арцахе. 

Теперь перейдем к международной реакции на вторжение Азербайджана на территорию Армении.

Начну с США. Государственный департамент выступил с почти позорным заявлением с призывом к СТОРОНАМ воздержаться от действий на «спорных территориях». Как мы знаем, ничего спорного на этих территориях нет, это – территории Армении.

Это заявление было несколько подправлено советником президента США по национальной безопасности Джейком Салливаном в его телефонных разговорах с Алиевым и Пашиняном. Он призвал Азербайджан вывести силы с территории Армении и решить вопрос мирным путем. 

А теперь о Евросоюзе. Если честно, кроме Франции и Литвы, реакция ЕС была постыдной или просто отсутствующей.

Очень примечательно, что им нечего сказать. После посещений Еревана и всех разговоров о том, что они хотят участвовать в процессах, они не в состоянии выступить с солидным заявлением по самым простым вопросам.

В случае с Францией имеем дело с чем-то исключительным и заслуживающим обсуждения. Президент Макрон выступил с откровенным и четким заявлением, предлагая обратиться в Совет Безопасности ООН по этому вопросу. 

Среди всех главных европейских лидеров президент Макрон – единственный, кто  четко понимает опасность неоосманизма, турецкой воинственности и неофашистского подхода ко внешней политике. 

Далее – Россия.

Российские силы стоят с нашей стороны в Сюнике. Мы знаем, что был запущен процесс в ОДКБ, которая, согласно договору, имеет обязательство защищать территорию Армении.

Звучит много критики, почему нет проактивности со стороны России. По правде говоря, думаю, часть критики необоснованна. Защита наших границ – не дело России. Это –  наше дело.

Да, если проникли на территорию Армении, они должны выполнять свои обязательства. Но не их дело – стоять на защите границ и быть готовыми к проникновению противника и продвижению на 2-3 километра вглубь твоей территории. 

Перейдем к Ирану. Кроме Франции, еще одна страна, которая однозначным образом встала на сторону Армении и заявила о необходимости вывода вражеских войск с территории Армении, – Иран. 

Шоу завершаем некоторыми вопросами, адресованными премьеру Пашиняну.

Вы постоянно ссылаетесь на переговоры. Можете объяснить, о чем ведутся переговоры, и почему мы ведем переговоры?  В конце концов, если враг пересекает твою границу, единственный вопрос переговоров – когда они уйдут?. И если вы ведете переговоры о других вещах, кроме сроков их ухода, то их вторжение поощряется, используется для других целей. Это – прецедент, который нельзя допускать, особенно с вражескими тоталитарными странами.

Второй вопрос: почему вы еще не обратились к народу напрямую? Вы – лидер страны, люди должны услышать от вас, что происходит на границе, что вы делаете в этом направлении. Трансляция заседаний правительства недостаточна. Люди должны знать, что происходит в нашей стране, и, в частности, на наших границах.

И в конце концов, хочу знать, кто несет ответственность за эти нарушения на границе? Можете ли вы раскрыть, кто несет ответственность за те участки границы, с которых проник враг? Что было сделано с этими людьми, были ли они уволены с должностей, были ли назначены новые?

И под конец, общий вопрос. Все это наводит нас на то, что необходимо реформировать нашу армию. Все мы знаем, что эта реформа начинается с избавления прямо сейчас от некомпетентных людей и их замены более молодыми офицерами, которые отличились в ходе войны. Куда вы дошли в этом процессе? Что вы делаете для реформирования армии? Потому что для любого правительства Армении, будь вы или новый премьер-министр в конце июня, сейчас это должно быть на первом, втором и третьем месте.

В последние дни, учитывая положение нашей армии, я думаю, что бы подумали Монте Мелконян, маршал Баграмян, Вазген Саргсян о нашем сегодняшнем военном руководстве? Думаю, что одним из самых трагических событий после войны, кроме наших жертв в войне, является то, как нынешнее военное руководство опозорило великую традицию славных армянских военачальников. Мы – нация, которая дала несравнимо большее количество военных руководителей и военных технологий по сравнению с нашим населением в СССР. Думаю, это – одно из самых позорных явлений, свидетелями которого мы стали.

Мы можем восстановить нашу военную традицию, но это должно начаться с реформирования нашей армии и реконструкции нашей страны.