«Выборы страха»: между чем будут выбирать в Армении 20 июня? Обзор недели с Эриком Акопяном

Добро пожаловать на Обзор недели с Эриком Акопяном. На этой неделе мы обсуждаем два главных вопроса: один из них – продолжающийся кризис на наших границах, второй – процессы перед выборами, которые назначены на 20 июня. 

Начнем с ситуации на границах. 

И в Сюникской, и в Гегаркуникской областях еще продолжается кризис: азербайджанцы пересекли наши границы, проникли на международно признанную территорию Республики Армения и установили опорные пункты.

С этого момента зарегистрировано несколько инцидентов, самый большой из которых произошел два дня назад [25 мая – ред.], когда в Гегаркуникской области на границе  был убит военнослужащий-контрактник . А сегодня утром [27 мая – ред.] мы узнали, что шесть наших военнослужащих фактически были похищены и взяты в плен с нашей же территории.

Кроме того, всю неделю мы были свидетелями нелепых роликов и фотографий, в которых наши и азербайджанские военнослужащие спорят и борются друг против друга палками и камнями, один из боев длился более часа, после чего были госпитализированы 30 азербайджанских и 11 армянских солдат.

Очевидно, что это – очень опасная ситуация, эти провокации азербайджанской стороны с легкостью могут спровоцировать перестрелку. Это должно прекратиться, в противном случае может привести к гораздо более серьезному развитию событий.

Меж тем, кризис усугубляется, мы более четко видим корни очередной азербайджанской агрессии в отношении Республики Армения.

Во-первых, азербайджанская сторона не довольна нынешним статус-кво, особенно по части Карабаха. Думаю, что в центре проблемы находится вопрос демаркации.

Что такое демаркация? Определение четких границ на основе международных карт, в нашем случае – советских.

Давайте уточним: демаркация сама по себе неплохая вещь, она привнесет ясность и безопасность для жителей приграничных населенных пунктов. Однако, как почти во всем в этой части мира, дьявол кроется в деталях.

В случае с Арменией и Азербайджаном вопрос демаркации зависит от того, как он сформулирован. Предполагаю, что азербайджанская сторона хочет, чтобы Армения сказала: это наши границы, и, сделав это, откажется от требований суверенитета Арцаха, самоуправления и суверенности народа Арцаха и, в конце концов, независимости. Независимость и суверенитет, которых они достойны и имеют право требовать с учетом геноцидальной сущности азребайджанского режима. 

Думаю, что между Арменией и Азербайджаном есть возможность демаркации границ без этих уступок. В основе нынешнего столкновения и проблемы лежит то, что азербайджанцы хотят навязать свою волю, чтобы армянская сторона урегулировала вопрос Арцаха без упоминания имени Арцаха. Это неприемлемо для нашей стороны, и мы должны объединиться, чтобы не допустить этого.

Перейдем к выборам.

Вообще, в демократических странах существует два вида выборов: выборы, в основе которых страх и выборы, в основе которых надежда. 20 июня у нас ожидаются «выборы страха».

В нашем случае у этого страха два аспекта: чувство незащищенности в результате политической нестабильности страны с учетом происходящего на границах.

На данный момент это основной страх, который существует в нашей стране и движет избирателями.

Второй страх, который тоже очень важен и движет многими людьми, особенно, среди сторонников нынешнего премьер-министра, это – страх возвращения старого режима. 

Говоря старый режим, я подразумеваю бывшего президента Роберта Кочаряна, а не другие силы оппозиции. 

В течение предвыборного процесса мы будем наблюдать за тем, какой из этих страхов одолеет другим. Любая вещь, связанная со страхом перед опасностью, поможет оппозиции. Любая  вещь, связанная со страхом перед возвращением бывших, поможет премьеру.

На основе вышесказанного, я бы хотел дать совет премьер-министру. 

Было проведено много опросов, по результатам которых он победит на выборах. На самом деле, не было ни одного опроса, где бы он не был на первом месте. Я думаю, что сценарий, при котором он не на первом месте, нереален. Тем не менее, он должен понимать, что все эти цифры ничего не значат, потому что, если вопрос дойдет до безопасности, и люди будут вынуждены выбирать между безопасностью и свободой и демократией, и если это – единственный и вынужденный выбор, люди предпочтут безопасность. 

У демократических стран есть подобная история. Это было во Франции в 1950-е, при Шарле де Голле, в 2000-е в Израиле при Ариэле Шароне. Люди избирают людей, которых не любят, если думают, что последние могут обеспечить их безопасность. 

Задача премьер-министра и всех демократических сил в Армении и за ее пределами – сделать так, чтобы люди не встали перед этим выбором, так как, как я уже сказал, люди выберут безопасность, и они будут правы. 

Первичный мандат любого государства – защищать своих граждан. Если страна не может защитить свои границы и граждан, она не может делать ничего.

Как прийти к ситуации, в которой перед нами не будет стоять такой выбор? Премьер должен действовать решительно, особенно, на фронте защиты страны. Вы должны решительным образом уволить некомпетентных лиц, вы должны назначить на руководящие позиции в армии людей, которые могут взять под контроль ситуацию, в независимости от их звания, людей, которым доверяет армия, и которые смогут сражаться и защищать наши границы.

Главное здесь – компетентность, звание не имеет значения. Армия должна быть реформирована. Если есть младшие офицеры, которые могут быть продвинуты и повышены по званию, если они могут руководить и воевать, они должны быть продвинуты. Вопрос не касается сохранения процедур, он касается эффективности. Это то, что мы все должны понять по части наших собственных сил.

В отличие от других стран, в Армении армия – это люди, люди – это армия. Дело в том, что руководство армии, не солдаты, а руководство потеряло доверие людей. Если премьер не сможет реформировать армию, 20 июня люди выберут того, кто сможет это сделать.

Мы на пороге долгой борьбы. Сущность режима Баку такова, что он будет постоянно и последовательно бросать нам вызов. 

Для нас есть два ключевых момента: первое – никогда не терять самообладание, быть стойкими и иметь национальную сплоченность в вопросе национальной безопасности и защиты границ. 

Люди должны понимать, что демократические процессы могут продолжаться, люди могут спорить, но когда дело доходит до наших границ, политика и предвыборная борьба должны остановиться, не доходя до границы.

Независимо от того, останется ли это правительство или придет новое после 20 июня, задача номер один, два и три этого государства – реформирование нашей армии. Это должно быть нашим коллективным мандатом.

Любое правительство, которое займется усилением армии, должно пользоваться нашей всецелой поддержкой, вне зависимости от идеологии и любви к тому или иному лицу.

Это – наша задача на предстоящие несколько лет.