Нужно использовать Чемпионат Европы по футболу 2021 и вернуть наших пленных. Обзор недели с Эриком Акопяном

Добро пожаловать на Обзор недели с Эриком Акопяном. На этой неделе обсуждаем две темы: последний опрос Международного республиканского института США (IRI) по разным вопросам, которые касаются Армении, в частности, выборы, и вторая тема – Чемпионат Европы по футболу 2021. 

Опрос Международного республиканского института, который является крылом правительства США, был проведен до вторжения Азербайджана на территорию Армении в Сюникской и Гегаркуникской областях и до похищения наших солдат на прошлой неделе. Мы должны учесть контекст опроса: так как он был проведен до вышеуказанных событий, наверняка, в нем преувеличена поддержка исполняющему обязанности премьер-министра и занижена поддержка оппозиции.

Теперь перейдем к самому важному в опросах – положительному и отрицательному отношению к главным участникам предвыборной гонки.

Первый в списке Никол Пашинян, у него рейтинг одобрения 45/32. В рейтинге одобрения 4 категории: «отчасти одобряю», «одобряю», «отчасти не одобряю», «совсем не одобряю». Итак, мы комбинируем две первые категории и две последние. У Пашиняна 45 – положительно, 32 – негативно.

Перейдем ко второму президенту Роберту Кочаряну и его блоку «Армения». В этом случае соотношение 20/58, 20 – положительно, 58 – негативно. 

В случае с Гагиком Царукяном и его партией «Процветающая Армения» соотношение 25/53, у Эдмона Марукяна и его партии «Просвещенная Армения» это процентное соотношение составляет 23/48, а соотношение благоприятных и неблагоприятных голосов Сержа Саргсяна и Республиканской партии – 10/69. У первого президента  Левона Тер-Петросяна и Армянского национального конгресса это соотношение составляет 11/42.

Думаю, что это свидетельствует о том, что на избирательном поле никто не пользуется огромной симпатией, и все по большому счету непопулярны.

Конечно, мы не должны отождествлять эти цифры с теми голосами, которые они могут получить на выборах. Нужно учитывать, что мы находимся в экстраординарных условиях, а в критические времена люди могут выбирать тех, кому не симпатизируют. Такой прецедент был на многих западных выборах, например, в случае с США, когда люди стояли перед дилеммой и были вынуждены сделать выбор, который не сделали бы в обычных условиях.

В первую четверку главных проблем, отмеченных опрошенными, входят следующие:

1/ политическая нестабильность в стране с момента окончания войны в ноябре,

2 / требование возвращения наших военнопленных,

3 / экономика и беспокойство о постковидном восстановлении,

4 / новая угроза войны.

Думаю, что пункт номер четыре сейчас намного более актуален, чем тогда, когда был проведен опрос.

Поймем, что означают эти цифры и результаты. Во-первых, весь наш политический класс не пользуется популярностью. Никто не пользуется абсолютной поддержкой широких слоев общества. И, если честно, мы – не исключение, во многих демократических странах мира картина такова.

Второй очевидный момент: разделение внутри самого старого режима-оппозиции на самом деле вредит Кочаряну, поскольку очевидно, что из этих старых партий в парламент, по всей видимости, войдет именно Кочарян. У него самые большие ресурсы и он ведет лучшую предвыборную кампанию среди этих партий.

В результате этого разделения с Сержем Саргсяном в рядах старого режима-оппозиции может сложиться ситуация, когда последний заберет голоса, которые в противном случае пошли бы Роберту Кочаряну.

Учитывая проходной барьер в парламент от 5 до 7 процентов, будет неудивительно, если некоторые из этих партий, примыкающих к старому режиму, в преддверии выборов выйдут из борьбы и присоединятся к Кочаряну, чтобы укрепить его позиции.

В-третьих, еще может появиться третья сила, не связанная ни с нынешними властями, ни с прежним режимом. Есть вероятность, что появится кто-то, кто представит эту третью силу, но сейчас мы этого пока не видим.

В-четвертых, смотря на эти цифры и вышеуказанный проходной барьер, становится очевидно, что парламентские системы чересчур щедро награждают победителей. Например, можно получить 42 процента голосов и иметь 53 процента мест в парламенте.

В другой части опроса – вопросы, касающиеся карабахской проблемы и ее решения. 37 процентов опрошенных отметили необходимость реформ и усиления армии для урегулирования карабахского вопроса. 16 процентов назвали более тесную интеграцию с Россией, а 2 процента верит, что дипломатические усилия с азербайджанским режимом дадут результат.

Поведение режима Алиева за последние шесть месяцев привело к сплочению армянского разрозненного политического поля вокруг мысли о том, что жизненно необходимы реформы армии и построение местного военно-промышленного комплекса. Во-вторых, укрепились российские позиции на Южном Кавказе как в военном, так и политическом плане.

В опросе также есть разделы о коронавирусе и свободе слова. 71 процент опрошенных заявил, что не собирается прививаться. Насколько я знаю, это самый высокий процент в подобных опросах, которые я видел в мире. Если это так, то это довольно тревожная цифра. 

Второе- свобода слова и самовыражения. Тут результаты довольно обнадеживающие. 74 процента опрошенных сказали, что абсолютно не боятся высказывать свое мнение по какой-либо теме, 23 процента сказали, что боятся этого.

Если посмотреть на результаты подобных опросов на Западе, то они не такие высокие, как в Армении. Мы знаем, что, за исключением таких стран, как Китай, для создания процветающего общества и эффективного государства нужно иметь свободу, в данном случае – свободу слова, и в Армении это в значительной степени присутствует.

А как мы знаем, свободный народ, независимо от стоящих перед ним трудностей и потрясений, имеет достаточно времени и способности, чтобы решить эти проблемы, даже если эта свобода подразумевает веру в глупые вещи, как, например, сопротивление вакцинации. 

И в конце поговорим о предстоящем чемпионате Европы по футболу, который обычно не является политической темой, но в этом году он именно таков. Как вы знаете, из-за коронавируса чемпионат был отложен и будет проведен в этом году.

В этом году игры будут проводиться в европейских городах, четыре встречи будут проведены в Баку. При этом место проведения игр очень близко к парку «военных трофеев» в Баку.

Самую уместную параллель в контексте футбола и коррупции я могу провести с Чемпионатом мира по футболу 1978 года, когда аргентинские генералы использовали его, чтобы скрыть свои преступления, в том числе, убийство 30 000 человек в стране.  Людей пытали и убивали недалеко от места проведения чемпионата.

Как известно, азербайджанский режим очень беспокоится за свой имидж за рубежом. Они не хотят, чтобы мир распознал их расистскую, репрессивную и неонацистскую сущность. Эти игры дают нам возможность поднять вопрос армянских военнопленных и заставить азербайджанский режим заплатить за это. В Баку будут играть Швейцария, Уэльс и Турция. Думаю, нужно организовать кампанию, призвать людей зайти на сайт УЕФА или их страницы в Facebook и других социальных сетях, сайты швейцарской и валлийской федераций футбола и потребовать переноса места проведения матчей. Думаю, это удостоится большого внимания.

Исторически спорт был площадкой для предания огласке политических вопросов от борьбы с апартеидом в Южной Африке в 70-80-х до недавней атаки Израиля на Газу.

Известные спортсмены пользуются популярностью, к ним прислушиваются. И нам нужно заручиться их поддержкой, чтобы обратить внимание на то, что режим не может принимать игры в Баку, абсолютно незаконно удерживая военнопленных и гражданских лиц.

Давайте проявим активность и используем этот шанс с тем, чтобы усилить давление на режим Баку и добиться возвращения наших пленных.