Арцах – это люди, а людей в официальный посланиях нет: Карабахский ракурс

Гегам Багдасарян в очередном выпуске Карабахского ракурса рассказывает трагическую историю одной арцахской семьи. По мнению автора, в официальных посланиях чиновников Арцаха человека нет, в то время как Арцах, в первую очередь, – люди. Они нуждаются в ежедневном внимании и заботе.

Здравствуйте. Это очередной выпуск программы Карабахский ракурс, я Гегам Багдасарян. На прошлой неделе самым важным событием в Арцахе был День республики, который отметили 2 сентября.

А для меня одним из самых значимых событий является то, что я пришел навестить «Дедо и Бабо» [памятник в Карабахе – ред.].

После 44-дневной войны я их не видел, сердце не лежало, но пришел, соскучился. У меня есть привычка беседовать с ними, как в свое время каждое лето беседовал с моими дедушками и бабушками в родном селе, почти теми же словами.

-Дедо, бабо, мы пришли, как вы, какие новости?

-Хорошо сделали, что пришли, родные. У нас все хорошо, пусть у вас будет все хорошо.

Этим летом многие не смогли провести такую душевную беседу как со своими дедушками и бабушками, так и с нашим коллективным «Дедо и бабо». 44-дневная война унесла много жизней. Тяжелое горе постучало в двери Арцаха, Армении, армян. Тяжело, очень тяжело.

Они, наверное, из камня, если выдержали это горе. Мы из камня, если выдержали.

Есть ужасные истории, которые не умещаются в голове. Они касаются реальных людей.

Хочу рассказать об истории, из которой я сплел эту передачу и озаглавил ее следующим образом: «Судьба человека».

Вчера в городе Мартуни я принял участие в печальном мероприятии, которое прошло в семье дочери дяди моей жены. Похоронили ее единственного сына, Мгера Нверовича Абраамяна, нашего Мгерчо. Он был срочником, прослужил 9 месяцев на момент начала войны. Погиб 2 октября, в Талише. Друзья рассказывают, с какой храбростью он воевал. Он был пулеметчиком и до последней пули сражался за пост. Но удержать пост не удалось. Ровно 10 месяцев у родственников не было вообще никаких сведений о нем. Родственники делали возможное и невозможное, стучали во все двери, но вестей не было и не было. Имя было в списке погибших, но останков не было. И, наконец, через 10 месяцев останки были обнаружены. После гибели сына отец, Нвер Абраамян, места себе не находил, пытался выяснить у друзей и главнокомандующих, где сын, что произошло. Он узнал, что сына нет в живых, но никому об этом не рассказал, даже жене.

Начал поиски останков сына в моргах. После долгих поисков пошел на фронт, чтобы отомстить за сына. Боевые друзья Нвера рассказывают, что бой Нвера представлял собой душещипательную картину. Друзья пытались его уберечь от погибели. Друзья говорят – он искал смерть и нашел ее 4 ноября в Мартуни. Тогда именно Мартуни и Шуши были самыми горячими точками. Вот так и погибли отец и сын. Печальная, очень печальная история, но и этим она не заканчивается.

В войне погибает также муж сестры Нвера. Теперь представьте состояние родителей Нвера, они потеряли сына, внука, мужа дочери. Но держитесь – и этим их потери не ограничились. В первой арцахской войне они потеряли старшего сына. Внука Мгера назвали именно в его честь.

Трагическая история этой семьи и на этом не закончилась. В первой войне погиб дедушка Мгера по материнской линии, Рудик. Вот так, держитесь, если возможно.

2 сентября было много официальных посланий. В центре этих посланий было следующее: Родина, национальные ценности, исторические обязательства, ответственность перед поколениями, путь независимости требует лишений и жертв, Арцах должен быть ценностью и святыней, Арцах-идея, не личности. И все это было адресовано «любимым соотечественникам». В этих «любимых соотечественниках» человека нет, он не виден.

И я хочу сказать властям Арцаха: когда выступаете с обращениями, представьте на мгновение, что говорите с семьей Абраамянов. С теми членами этой семьи, кто остался в живых. Арцах, в первую очередь, люди, стонущие от боли, отчаявшиеся и потерявшие надежду, решающие вопрос насущного хлеба, с расшатанной верой в будущее.

Эти люди нуждаются в ежедневном внимании и заботе. Эти люди, возможно, больше всего нуждаются в справедливости. Между тем, храбро сражавшийся до последней пули и погибший Мгерчо по указу президента Арцаха удостоился всего лишь медали «За боевую службу», даже не медали «За мужество», посчитали, что это много для него. И таких примеров несправедливости немало.

Эх, ладно, пойду посмотрю, что шепчут друг другу «Дедо и бабо».

Написать комментарий