Российско-турецкие отношения и армянские интересы: Карабахский ракурс

Здравствуйте. В эфире очередной выпуск программы Карабахский ракурс. На прошлой неделе одной из самых примечательных и обсуждаемых тем была тема российско-турецких отношений, и, особенно, встреча Путина и Эрдогана в Сочи 29 сентября. Естественно, в центре наших обсуждений – проблема Арцаха, вопросы, касающиеся армяно-азербайджанских и армяно-турецких отношений.

В армянской прессе эта тема широко освещалась, было уделено внимание различным аспектам, были сделаны самые разные предположения и прогнозы, была рассмотрена и интерпретирована та или иная мысль лидеров России и Турции, даже то или иное телодвижение, в частности, беспокойные движения Путина ногами и так далее.

Эта мозаика была настолько разнообразной и пестрой, а комментарии настолько вольны и порой, мягко говоря, неполитологичны, что вряд ли будут способствовать нашему адекватному мировоззрению, гораздо более вероятно, что они еще более усугубят наши политические предрассудки и мифы, а это – очень важный вопрос, возможно, самый главный. Потому что основной причиной наших неудач и тяжелого поражения, на мой взгляд, было именно наше неадекватное мировоззрение, наши искаженные представления о регионе и мире. Они в итоге привели к большому бедствию. И казалось, что это бедствие должно было нас отрезвить и заставить пересмотреть наши взгляды, наши представления о мире и регионе. Нелогично, но этого не произошло. В этом плане для меня очень примечательной и символичной была следующая запись в Фейсбуке одного из видных общественных деятелей – председателя Ереванского пресс-клуба Бориса Навасардяна: «Инфантильность «захватила» армянскую аудиторию средств массовой информации… Интервью с «экспертами», рассказывающими сказки на политические темы, набирают просмотры, которые в десятки раз больше, чем интервью с теми гостями, которые делают реалистичные комментарии и анализ и чувствуют ответственность за свои слова. Иногда в отзывах в адрес этих людей даже выражается вражда, и эта тенденция после войны только усилилась, вместо того, чтобы ослабиться…. Невероятно».

Да, к сожалению, это так. Например, в свое время в своих статьях я периодически обращался к нашим представлениям о регионе и задавался логическим вопросом. Например, когда мы говорили, что у нас самая сильная армия в регионе, что мы подразумевали под «регионом», вернее, каковы наши представления о регионе? Турция входит в наши представления о регионе?

Ну, скажем, если мы не считали Иран, это было не так уж и опасно, поскольку эта соседняя страна доброжелательна, и с ней значительным образом совпадают наши геополитические интересы. А Турция? Понятно, ведь сравнение армий Армении и Турции просто несерьезно. Я задавал вопрос: что мы будем говорить и делать, если вдруг Турция будет иметь военное присутствие в регионе? Будем говорить – вон отсюда, ты не умещаешься в наши представления о регионе? Но на этот вопрос был ответ: Турция не осмелится войти в регион, поскольку Россия и другие важные международные игроки этого не допустят, так как Южный Кавказ является зоной влияния России и так далее и тому подобное. И таким образом к одному предубеждению прибавлялось другое, что в конечном итоге привело нас к этому дню.

Что бы то ни было, в этой передаче хочу остановиться на двух, на мой взгляд, важных обстоятельствах. Во-первых, наши интересы в контексте российско-турецких отношений. В армянской прессе и экспертном сообществе любимой темой является тенденция ухудшения российско-турецких отношений и констатация тенденций. Ухудшение этих отношений считается однозначно предпочтительным для нас. Однако горькая реальность заключается в том, что для нас всегда было одинаково тревожно и опасно как российско-турецкое сближение, так и российско-турецкое противостояние. В обоих случаях мы периодически страдаем. Сближение, как правило, бывает за счет наших интересов, а в случае конфронтации мы однозначно превращаемся в инструмент в чужих руках, последствия чего бывают печальными. Постоянно и неизменно то, что в обоих случаях мы не являемся полноправным субъектом. Может быть, именно здесь стоит искать причины и выход из нашего сегодняшнего положения?

Второе обстоятельство, на котором я хочу заострить внимание, кажется, чисто внутренняя проблема. Да, внутренняя, но непосредственно связанная с внешними проблемами. Сейчас много говорят об армяно-турецком и армяно-азербайджанском диалогах. Много пишется о вызовах и возможностях, исходящих из этих диалогов. Но я хочу посмотреть на них под другим углом.

Эти диалоги, на мой взгляд, могут быть перспективными и иметь для нас смысл только в том случае, если в стране и обществе будет внутренний диалог, взаимопонимание и сформированный на его основе общественный консенсус.

Потому что только в условиях здорового и конструктивного диалога возможно идти на решающие внешние переговоры, а без такого внутреннего диалога это похоже на самоубийство или самовредительство.

И в этой связи хочу задать один трагикомический вопрос: что для нас является труднее – внутренний или внешний диалог? Казалось бы, внутренний должен был быть сравнительно легким, потому что, как говорится, мы и наши горы. Но вы видите признаки или настрой на внутренний диалог? Я не вижу.

Будет внутренний диалог или нет – в этом проблема, это важно. Только будучи прочными внутри и обеспечив тыл, мы можем пойти на внешние тяжелые переговоры. Думаю, осознание этого будет решающим. Причем здесь есть еще один примечательный нюанс: внутренний диалог, помимо всего прочего, будет способствовать формированию адекватного мировоззрения. Именно с этими ожиданиями и будем смотреть в будущее.