Вардан Осканян: Необходимо сформулировать новую армянскую повестку в преддверии переговоров с Азербайджаном

Վարդան Օսկանյան

Бывший министр иностранных дел Армении Вардан Осканян написал статью о необходимости формирования новой армянской повестки в преддверии предстоящих переговоров с Азербайджаном. Перевод статьи приводится ниже.

Судя по новостной ленте, можно ожидать, что скоро будут возобновлены переговоры по Нагорному Карабаху под эгидой Минской группы. Трудно прогнозировать, насколько будет удачным этот процесс, исходя из того, что в результате 44-дневной войны статус-кво полностью перевернут.

Даже искусным дипломатам стран-сопредседателей сегодня трудно сориентироваться в вопросе формирования позиции и провозглашения начала этого процесса.

С одной стороны, едва ли сегодня позиции трех стран-сопредседателей созвучны, учитывая присутствие миротворцев России в Нагорном Карабахе и, естественно, усиленные позиции этой страны на политической арене. С другой стороны, страны-сопредседатели не знают, с какой позицией выступят стороны в переговорном процессе.

Повестка, которую армянская сторона должна представить на этой важной встрече, значительным образом обусловит содержание будущего документа и его закрепление в течение всего переговорного процесса.

Минская группа за прошедшие 25 лет своей деятельности представила 5 предложений по мирному урегулированию карабахского конфликта. Каждое из 5 предложений без исключений отражало принципы и политику по Карабаху армянских властей данного периода.

Карабахская политика Левона Тер-Петросяна была основана на трезвой оценке существующего и видимого валового потенциала того периода в сочетании с безоговорочным реализмом Тер-Петросяна в вопросе международных и геополитических реалий.

Тер-Петросян был уверен, что после Холодной войны международные настроения были таковы, что было просто невозможно достичь полного самоопределения Нагорного Карабаха вне Азербайджана. Следовательно, он умозаключал, что, если мы всей нацией требуем полного решения карабахской проблемы, то нужно смириться с высокой степенью автономии в составе Азербайджана, а если нет, то нужно идти поэтапным путем.

Примечательно, что в 1997 году Минская группа друг за другом нам предложила два документа, которые полностью отражали логику Тер-Петросяна. Первый документ предлагал «пакетный» вариант, по которому Карабах получал высокую степень автономии в составе Азербайджана. Этот вариант сразу же был отвергнут Арменией и Карабахом, а последовавший ему «поэтапный» вариант – возвращение территорий без уточнения статуса – Тер-Петросян посчитал наименьшим из двух зол, что впоследствии стало причиной его отставки.

Карабахская политика Роберта Кочаряна была основана не на имеющихся возможностях Республики Армения, а на будущем, возможном потенциале и сочеталась с его строгим прагматизмом в международной политике. Кочарян был уверен, что если быть организованными и нацеленными на результат, то возможно обеспечить развитие в имеющихся условиях и в переговорном процессе иметь более благоприятные позиции. Этот прагматизм отражался в том, что он, адекватно оценивая геополитические реалии и тенденции дня, а также настроения главных игроков, в переговорном процессе не выдвигал экстремальных условий, вопреки своим личным убеждениям.

Армянские условия в те дни сводились к следующему:

  1. Горизонтальная связь между Азербайджаном и Нагорным Карабахом
  2. Обеспечение безопасности Нагорного Карабаха
  3. Беспрепятственная связь между Арменией и Карабахом

Интересно, что за 10 лет правления Кочаряна Минская группа выдвинула три предложения – «общее государство», в котором предлагалась горизонтальная связь между Карабахом и Азербайджаном, «Ки-Уест», по которому Карабах передавался под суверенитет Армении, и, наконец, Мадридский документ, по которому Карабах получал промежуточный статус вне Азербайджана с перспективой референдума в будущем.

Период Сержа Саргсяна в основном был частично инерционным, частично инициативным продолжением прагматизма Кочаряна. За этот период нового документа не было создано, а всего лишь были модификации Мадридского документа, в том числе, так называемый «План Лаврова», который, наверное, можно назвать поэтапным вариантом Мадридского документа.

На раннем этапе правления Пашиняна его позиция по Карабаху была неопределенной и хаотичной. К сожалению, он не захотел проконсультироваться с кем-либо из бывших. Он оказался в плену обманчивого принципа «никуда не идешь – никогда не пропадешь», поэтому не счел необходимым спрашивать себя, следует ли он верным путем.

Некоторое время спустя Пашинян сформулировал идею, которая, кажется, стала краеугольным камнем его карабахской политики, что решение вопроса должно быть приемлемым для народов Армении, Карабаха и Азербайджана.

Многие критики и аналитики утверждают, что одной из причин войны стало выражение Пашиняна «Арцах – Армения, и точка». Я думаю, именно эта его идея дала повод Азербайджану, чтобы заявить, что переговорным путем вопрос решить невозможно. Азербайджанцы это восприняли как сочетание цинизма и необоснованного идеализма.

В послевоенный период и на пороге возможного возобновления переговоров под эгидой Минской группы пашиняновское сочетание цинизма и идеализма получило новое проявление. Первое проявляется в недооценке и игнорировании наших потерь, и, что более опасно, в их оправдании, a его идеализм – в предложении открыть новую эру мира в регионе.

Давайте констатируем, что Азербайджан в переговорах не стремится к миру. Он будет стремится посредством переговоров довести до конца свои требования и придать международную легитимизацию своим трофеям. Для Азербайджана мир может быть лишь результатом этого всего.

Если для Армении стремление к миру превратится в самоцель, то страх перед войной станет инструментом в руках противника, который как минимум нас обезоружит морально.

Очень бы хотел видеть, что Пашинян не повторяет свои бывшие ошибки и не идет на переговоры неподготовленным. Не хотел бы давать советы по части содержания политической позиции Армении. Я это делал в своих пяти статьях в послевоенный период, особенно в последней, которая была под заголовком «Не все потеряно, многое можно восстановить». Остаюсь при своем мнении.

Но здесь хотел бы сделать несколько тактических предложений:

1. Для того, чтобы хорошо подготовиться к переговорам, Пашинян должен встать выше узколичных интересов и посовещаться с людьми, которые могут сделать значительный вклад в данном вопросе, независимо от того, как он их называл в прошлом.

2. Представители исполнительной и законодательной власти должны воздержаться от практики оправдания потерь в войне, от неблагоприятных для армян выражений и вообще должны подбирать каждое слово, важность чего, боюсь, высокопоставленные должностные лица Армении не осознают.

3. Армянская сторона в переговорах должна стремиться не к миру, а к установлению легитимной системы, в центре которой будет не баланс сил, а удовлетворение сторон и перспектива справедливого урегулирования. Только это может привести к устойчивому миру.

4․ Никогда не поддаваться давлению в плане сроков и не проявлять поспешность на пути к достижению всеобъемлющего урегулирования вопроса. Именно здесь армянская сторона должна принять вариант поэтапного продвижения проблемы.

5. Не выпуская из виду большую глобальную и региональную картину и различные интересы главных игроков, нужно сосредоточиться на нашей проблеме и руководствоваться только лишь национальными приоритетами.

Не все потеряно, многое можно восстановить.