Саммит в Сочи и дипломатия принуждения Алиева

Putin Aliyev Pashinyan sochi

Добро пожаловать на Обзор недели с Эриком Акопяном.

На этой неделе обсуждаем саммит, который прошел 26 ноября в Сочи между главами России, Армении и Азербайджана. Побеседуем о предыстории встречи, которая была организована на скорую руку сразу же после того, как было объявлено о другой встрече в середине декабря в Брюсселе при посредничестве главы Европейского совета Шарля Мишеля.

Думаю, созыв сочинской встречи был ответом именно на брюссельскую встречу с целью удержания контроля над процессом. Мы здесь видим некое соперничество между главными игроками в регионе. Здесь разворачивается борьба между региональными державами – Турцией, Россией и Ираном, которые проталкивают формат 3+3 – три закавказские страны плюс Россия, Турция, Иран. Этот формат нереалистичный, так как почти каждая из этих стран имеет проблемы с другой. ЕС пытается войти в процесс и по возможности взять под контроль политическое направление в силу своих слабых позиций в этом регионе.

Результаты сочинского саммита

На самом деле итогов саммита меньше, чем может показаться. Главный итог – декларация, в которой стороны подтверждают продолжение реализации договоренностей от ноября 2020-го и января 2021-го года по части двух вопросов: демаркация границ и разблокировка всех транспортных путей. Это намного важнее для России, чем для Армении и Азербайджана. России это дает возможность контролировать пути сообщения, тем самым интегрируясь в экономическое развитие региона. Открытие этих путей означает также маргинализацию Грузии в качестве транспортного узла в регионе.

Демаркация границ

Демаркация границ явление само по себе неплохое. Посредством демаркации решаются вопросы, она позволяет избежать инцидентов и столкновений на границе. Но дьявол кроется в мелочах. Демаркация не проводится за месяцы, она может длиться годами и даже десятилетиями. Здесь важно также, о каких границах идет речь – о границах 1920-х или 1990-х, потому что за 70 лет советского правления Советский Азербайджан украл множество армянских территорий.

Демаркация – нелегкий процесс, тем более, если иметь дело с криминальным режимом, каковым является Азербайджан. Приведу пример. Две дружественные страны – Грузия и Азербайджан, давно проводят демаркацию своих границ, что недавно привело кризису в Грузии.

Во всем этом процессе важен фактор Арцаха. Поспешность Азербайджана в процессе демаркации продиктована именно этим мотивом. Азербайджан спешит заявить, что границы определены, и у Армении не может быть притязаний на Арцах. У Армении никогда и не было притязаний на Арцах, вопрос касается права на самоопределение народа Арцаха.

Разблокировка транспортных путей

Опять-таки, разблокировка транспортных путей вещь очень хорошая, и ее экономический эффект может быть благоприятнее для Армении, чем для Азербайджана, так как у последнего намного больше транспортных выходов. Тем не менее, для нас наиболее проблематичным вопросом является Сюникская область. Азербайджан и Турция постоянно говорят о некоем «коридоре». В декларации нет ни слова о коридоре. Он подразумевает наличие контроля над конкретной территорией. Могу сказать, что любое армянское правительство, которое позволит открыть коридор, будет иметь очень короткую жизнь.

Необходимо понять, почему вообще появился такой вопрос. Суть вопроса не экономическая, а политическая. Целью режима Алиева является наше унижение, унижение Армении как государства, ее правительства. Азербайджан и сейчас имеет огромные транспортные возможности, и у них есть связь с Нахиджеваном.

Глобальные мотивы Алиева

Первое: чем больше обсуждений на тему демаркации или коридоров, тем меньше разговоров об Арцахе, о фундаментальном праве арцахцев, о военнопленных и военных преступлениях, совершенных этой страной.

Второе: возможности агрессивных действий в Арцахе сокращены в силу российского присутствия. Намного легче сталкиваться с менее организованными и малочисленными армянскими силами, чем иметь столкновения с русскими в Арцахе.

Алиев получил зеленый свет со стороны трех глобальных полюсов – США, Евросоюза и России, для совершения немасштабных агрессивных действий на границах. Говоря зеленый свет, я не подразумеваю то, что они звонят и подсказывают Азербайджану нарушать границы Армении. Имею в виду – до тех пор, пока эта агрессия не имеет больших масштабов и нет речи о большом вторжении, они не будут поднимать шума.

Слова важны как в праве, так и в дипломатии. По сути, все сказанное выше происходит при пособничестве больших держав, которые ведут политику приравнивания обеих стран. Он призывают обе стороны прекратить насилие, вместо того, чтобы обратиться к агрессору. Они создают ложную моральную эквивалентность между тиранией и свободным государством, тем самым развязывая руки агрессору.

Если посмотреть на русских и на их реакцию, я, честно говоря, не удивлен. Мы знаем, что ими движет и каков их интерес. Они не лицемеры в том смысле, что не призывают уважать верховенство закона или права человека. Но у нас более высокие ожидания от США и ЕС не потому что мы наивны, а потому что страны, заявляющие о высоких моральных стандартах, должны сами соответствовать этим стандартам. В конце концов, лицемерие – это дань уважения, которую порок платит добродетели. Мы не научились многому у США и ЕС по части демократии, но мы у них многому набрались по части лицемерия.

И под конец. То, что делает Алиев, называется дипломатией принуждения, которая сводится к угрозе применения силы для принуждения противоположной стороны пойти на уступки. У нас есть одна простая формула противодействия. Если мы хотим справедливой демаркации, мы должны перестроить армию, если мы хотим справедливого решения вопроса военнопленных и открытия транспортных путей без шантажа, мы должны перестроить армию, построить военно-промышленный комплекс и гарнизонное государство.

За последние 100 лет мы усвоили следующее – лидеры фашистских и тоталитарных государств понимают лишь один язык – язык силы, остальное – разговоры.

Написать комментарий