Идеей нормализации отношений с Арменией Турция пытается одурачить Запад

armenia turkey border

В очередном выпуске Обзора недели Эрик Акопян затрагивает последние новости, касающиеся нормализации отношений Армении и Турции, девальвацию турецкой лиры и ее возможные последствия для региона, формат 3+2 и саммит в Брюсселе.

О девальвации турецкой лиры

Начнем с турецкой лиры. Экономические проблемы Турции имеют большое влияние на внешнюю политику этой страны, а также на политику региона в целом, что оказывает большое воздействие и на нас. Лира сильно обесценилась по отношению к доллару и другим крупным валютам, в настоящее время она является валютой, имеющей самый плохой рейтинг в мире. Только в этом году она потеряла 50% своей стоимости, ожидается, что эта тенденция продолжится и в следующем году.

Что это означает для Турции? Очевидно, что чем больше обесценивается национальная валюта, тем дороже становится импорт, а Турция традиционно импортирует больше, чем экспортирует, поскольку не имеет нефтяных и газовых ресурсов. Чем больше обесценивается валюта, тем беднее становится народ, что может привести к конкретным последствиям для действующего режима.

Решение Эрдогана снизить процентные ставки, в то время как центральные банки мира повышают их, привело к еще большей девальвации лиры. То есть, Эрдоган считает, что нужно бороться с девальвацией, снизив процентные ставки. Это похоже на то, чтобы какой-либо заведующий кафедрой физики заявил о том, что у земли нет гравитации. Речь идет именно о таком уровне экономической безграмотности, и турки платят за это невежество.

Почему это важно? Когда у стран, подобных режиму Эрдогана, возникают проблемы, они пытаются экспортировать их. Мы стали свидетелями этого в Арцахской войне 2020 года, когда турецкие вооруженные силы руководили этническими чистками на территории Арцаха, чтобы отвлечь внимание собственного народа от проблем страны.

Думаю, что в следующем году, если экономические проблемы будут продолжаться, такой же участи могут удостоиться восточные соседи Турции – Греция и другие. История имеет подобные прецеденты: в 1982 году в Аргентине, когда разваливалась экономика страны и обесценивалась национальная валюта, аргентинские генералы решили захватить Мальвинские острова (Фолклендские острова), которые являлись британской территорией. Война имела катастрофический исход для Аргентины, она понесла огромные жертвы.

Эрдоган любит повторять, что они борются за экономическую независимость. Для того, чтобы подчеркнуть степень этого невежества, отмечу, что единственными странами, которые экономически независимы, являются Северная Корея или изолированный Иран, а еще Куба. Поэтому в случае продолжения этой политики Эрдоган превратит свою страну в Пакистан с красивыми пляжами.

Об отношениях Армении и Турции

Перейдем к заявлению министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу о назначении специальных посланников с обеих сторон для нормализации отношений.

Начиная с 1991 года все власти Армении, как до революции, так и после нее, заявляли, что готовы к нормализации отношений с Турцией. Проблема всегда была со стороны Турции, которая предъявляла предусловия и затягивала процесс.

Нормализация отношений – позитивная вещь. Но у меня на этот счет есть сомнения. Нам нужны эти отношения. Я часто слышал жалобы от наших дипломатов о том, что во время кризисов они не могут напрямую говорить с турецкой стороной. Почему я скептически отношусь к этому? В 2010 году в процессе нормализации были вовлечены госсекретарь США Хиллари Клинтон и президент Барак Обама, но турки в конце концов отступили. Если они отступили тогда, почему они могли передумать 10 лет спустя, когда страна в политическом плане находится в гораздо худшем положении?

Одной из главных причин является нынешний кризис лиры в Турции, второй причиной являются прямые отношения между Алиевым и Эрдоганом – это личные, деловые связи. Следовательно, отношения с Арменией не будут установлены, или Турция попытается установить их на выдвинутых Баку условиях, которые, по всей вероятности, будут неприемлемы для армянской стороны.

И самое главное, в Турции нет политической единицы, которая активно продвигает дискурс по урегулированию этих отношений. Это в основном игра, цель которой одурачить мир, в частности, Запад, который все еще наивно верит в то, что режим Эрдогана может каким-то образом превратиться в нормальное государство.

В конце концов, не нужно иметь специальных посланников для установления и урегулирования отношений: для этой цели есть министры иностранных дел. Если ты серьезно относишься к вопросу, то просто берешь и делаешь это.

О брюссельском саммите

Перейдем к саммиту в Брюсселю, который был организован Европейским Союзом. Думаю, любые переговоры и диалог в западном формате для нас предпочтительны. Почему? Любой формат, в котором нет Турции, намного лучше. Думаю, это – европейская реакция на формат 3+3, который стал 3+2 – Иран, Турция, Россия, Азербайджан, Армения. Любой процесс, который легитимизирует роль Турции на Кавказе, для нас плох. Наша внешняя политика должна делать все для делегитимизации роли Анкары.

O формате 3+2

Армения согласилась участвовать в формате с условием, что он не заменит формат Минской группы ОБСЕ. Не думаю, что будет обсуждаться что-то, кроме транспортных путей, что по большому счету для нас не плохо. Велика вероятность, что в случае, если этот формат все же состоится, он превратится в очередной дискуссионный клуб, которых очень много в дипломатическом мире.