Почему реакции на российско-украинскую и карабахские войны настолько разнятся?

В последние дни в Армении идут бурные обсуждения международной реакции на российско-украинскую войну. После развязывания широкомасштабной войны против Украины Россия оказалась под беспрецедентными санкциями, которые затрагивают все сферы жизни. Коллективный Запад после начала войны начал вести политику тотальной изоляции России.

Эта сильная реакция в общественных дискуссиях Армении сравнивается с пассивной и нейтральной позицией тех же международных игроков во время второй карабахской войны.

Подобные сравнения становятся причиной всеобщего разочарования и вызывают чувство несправедливости. В этом контексте важно понять, почему международное сообщество проявляло такую пассивность во время азербайджанской агрессии в 2020 году и почему оно настолько активно во время российско-украинской войны.

Первая причина в том, что международное сообщество признавало Народный Карабах в лучшем случае как спорную территорию. А те страны, которые не были вовлечены в посреднической миссии в карабахском контексте, вообще не ставили под вопрос принадлежность Карабаха Азербайджану. Это, в частности, касалось территорий вне бывшей НКАО, которые перешли под контроль Азербайджана в результате последней карабахской войны.

В случае с Украиной ситуация иная. Абсолютнoe большинство государств мира признает суверенитет и территориальную целостность Украины. С этой точки зрения естественно, что реакция на происходящее в Украине должна была быть более консолидированной и сильной.

В российско-украинской войне, несомненно, присутствует довольно большая геополитическая составляющая. Коллективный Запад намного более восприимчив к агрессивным действиям России, так как рассматривает Москву как серьезного геополити ческого соперника.

В случае с Азербайджаном этот фактор отсутствует. Более того, у Запада и Азербайджана тесное партнерское сотрудничество в нескольких сферах.

Сравнивая эти две войны, необходимо осозновать историческое значение российского вторжения. Это – не очередная и обычная война для мира. Россия, начав эту войну против Украины, бросила вызов либеральному миропорядку, сформированному после развала СССР. В этом кроется причина такой жесткой реакции Запада. Если бы нападение России осталось без последствий, у других силовых центров мира также появилось бы желание бросить вызов либеральному миропорядку.

В первые дни российского вторжения разные экспертные круги отмечали, что эта война может стать прецедентом для Китая, и он может развязать войну против Тайваня.

Пассивная и нейтральня позиция Запада во время второй карабахской войны была обусловлена подходами администрации США. Дональд Трамп в годы своего президентства пытался сократить вовлеченность США в различных международных процессах, сосредоточившись на внутренних делах Америки.

В период Трампа были также серьезные разногласия между США и европейскими членами НАТО. Эти тенденции проявлялись также в контексте карабахского конфликта. Так, американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Эндрю Шофер, который был назначен на эту должность в 2017 году, не имел даже дипломатического ранга посла. Это был четкий индикатор заинтересованности США в карабахском конфликте.

Важность подходов правящей администрации США становится очевидной, если сравнивать поведение США после эскалации 2016 года и 44-дневной войны.

После эскалации 2016 года Соединенные Штаты инициировали венскую встречу, в результате которой Азербайджан был вынужден подтвердить свою приверженность соглашениям о перемирии от 1994 и 1995 годов. В течение войны 2020 года и после нее США были более пассивны.

Байден, в отличие от Трампа, с первых дней президентства главным приоритетом внешней политики США считал восстановление и укрепление союзов. Эта политика сегодня имеет важное значение в плане создания сильного и объединенного западного фронта против России.

На днях депутат от правящей партии Азербайджана Ени Азербайджан Джавид Османов сделал примечательное заявление о международных реакциях на российско-украинскую и вторую карабахскую войны. Он, в частности, заявил: «В отличие от Украины, которой помогает весь мир, у Азербайджана была одна братская страна – Турция. Если бы Азербайджан 10 ноября 2020 года не подписал документ и отправил бы армию в Ханкенди [Степанакерт – CivilNet], у нас было бы много проблем. Мы бы оказались перед опасностью российского военного давления и санкций США и Евросоюза, которые сегодня поддерживают Украину. То, что сегодня происходит в Украине, могло произойти и с Азербайджаном. Мы могли потерять не только то, что приобрели в 44-дневной войне, а вообще нашу независимость и государственность».

Это заявление азербайджанского депутата, по всей видимости, направлено на внутреннюю аудиторию.

После окончания второй карабахской войны азербайджанская оппозиция в основном обвиняет Алиева в том, что он не отдал приказ завоевать Степанакерт и остальные части Нагорного Карабаха. Тем не менее, заявление Османова не лишено логики.

Многие эксперты едины во мнении, что Азербайджан подписал заявление от 9 ноября в результате внешнего воздействия.

Как мы видим, для непоследовательного поведения международного сообщества есть и объективные, и субъективные причины. Очевидно также, что мягкая и нейтральная реакция на военную агрессию Азербайджана создала мотивы для других игроков, которые готовы достичь своих целей посредством силы.

Тигран Григорян, политолог

Написать комментарий