«Перекресток мира» Армении: исключая Россию и «коридор»

Карта, опубликованная правительством Армении

В конце октября Армения представила проект «Перекресток мира», который, по сути, является армянской версией проекта по разблокированию коммуникаций в регионе после 44-дневной войны. Это одна из составляющих процесса установления прочного мира на Южном Кавказе, и в случае реализации может изменить статус Армении, помогая ей выйти из изоляции и стать логистическим хабом в регионе.

Детали проекта

После длительных внутренних обсуждений и ребрендинга «Перекрестка мира» премьер-министр Армении Никол Пашинян впервые его представил международному сообществу на Тбилисском международном форуме, в котором участвовал также глава правительства Азербайджана Али Асадов. Это была попытка Армении, с одной стороны, противостоять обвинениям Азербайджана в адрес армянской стороны в препятствовании разблокировке каналов коммуникаций. С другой стороны, окончательно сформулировать собственную повестку в меняющемся регионе, отстаивая ее важность в контексте реализации крупных международных логистических проектов.

В то же время, с учетом специфического подхода Азербайджана и Турции к запуску логистических и экономических коммуникаций по территории Армении, предполагающих наличие экстерриториальных параметров, официальный Ереван в одном пакете также представил принципы использования региональной инфраструктуры. Их всего четыре, но для Армении жизненно важны первые два, касающиеся статуса этих коммуникаций и контроля над ними.

По мнению Армении, «все инфраструктуры, включая автомобильные, железные и воздушные трассы, трубопроводы, кабели, линии электропередачи» должны функционировать в рамках суверенитета и юрисдикции стран, через территорию которых они проходят». И во-вторых, премьер-министр Пашинян, выступая в Тбилиси, подчеркнул, что каждая страна «через свои государственные институты осуществляет пограничный и таможенный контроль, а также обеспечивает безопасность инфраструктур, в том числе пропуск через них товаров, транспортных средств и людей».

Это особенно важно на фоне активизировавшихся в последнее время дискуссий по вопросу контроля над железной дорогой и автодорогами, которые будут построены из Азербайджана в Нахиджеван через территорию Армении. Конечно, они возникли не на пустом месте, а в каком-то плане вытекают из пункта 9 трехстороннего заявления от 9 ноября 2020 года.

Согласно этому заявлению, все экономические и транспортные связи в регионе должны быть разблокированы, а Армения будет гарантировать «безопасность транспортного сообщения» из Азербайджана в Нахиджеван, которое «контролируется органами пограничной службы ФСБ России».

Исключение роли России

Пункт 9 трехстороннего заявления 2020 года продолжает вызывать разночтения. каждая из сторон, подписавших документ, трактует его по-своему. Пожалуй, можно утверждать, что позиция Армении по этому вопросу за последние три года претерпела изменения. Сразу после подписания трехстороннего заявления правительство Армении отвергло «коридорную логику»в разблокировке коммуникаций , выдвинутую официальным Баку, признав при этом контролирующую функцию России, которая на тот момент контролировала Лачинский коридор. После блокады Арцаха и, тем более, после его потери Ереван категорически отвергает любой контроль какой-либо из сторон над транзитными коммуникациями своей территории, в том числе и России.

Именно на это направлены недавние заявления официального Еревана, что «Армения никогда ни одним документом не соглашалась на ограничение своего суверенитета, и контроль третьей страны не может быть установлен над какой-либо частью ее суверенной территории». С этой целью Армения пошла и на институциональные решения, создав недавно в Службе национальной безопасности специальное подразделение, задачей которого является обеспечение безопасности прохождения товаров, грузов, транспортных средств и людей по коммуникациям на своей территории.

А если расшифровать дипломатический язык или принятые решения, то в сухом остатке мы получим следующее: потеря Арцаха фактически нивелировала политическое значение документа от 9 ноября. По этой причине некоторые представители правительства даже говорят о необходимости официальной денонсации этого документа, поскольку в нем речь идет не о разблокировании дороги из Азербайджана в Нахиджеван, а, в первую очередь, об Арцахе, которого больше нет.

Возможно, поэтому в последнее время политическое руководство Армении, говоря о переговорах с Азербайджаном, не ссылается на трехсторонний документ, а упоминает принципы, согласованные в Брюсселе, а затем принятые в Гранаде.

А для России, досрочно свертывающей миротворческую миссию в Арцахе и разорвавшей логистические и торгово-экономические связи с Западом, любая новая дорога (окно) во «внешний мир» — это экономическая возможность, а контроль над ней — политический рычаг, направленный в некоторой степени на восстановление ее ослабленных позиций в регионе.

Возможные решения

Судя по заявлениям российской стороны о том, что «Запад пытается вытеснить Москву из региона», Южный Кавказ остается зоной жизненно важных геополитических интересов России. Поэтому Москва рассматривает влияние на региональные транспортно-экономические коммуникации с точки зрения конкуренции с Западом, когда исключение российского фактора может привести к увеличению вовлеченности противоположного полюса – логика «игры с нулевой суммой» времен холодной войны.

Соответственно, можно предположить, что Западу также нежелателен запуск региональных коммуникаций под единоличным контролем России, тем более что проект текста армяно-азербайджанского мирного договора разрабатывался и обсуждался на западных площадках как минимум с прошлого года.

Вместе с тем, несмотря на нынешнюю пассивность Азербайджана как на переговорном фронте, так и в разблокировании региональных инфраструктур, нельзя утверждать, что Баку потерял интерес к проекту открытия коммуникаций, который в Азербайджане называют «Зангезурским коридором». Хотя Баку в последнее время реже использует слово «коридор» и больше обращается к термину «дорога», однако азербайджанские власти вкладывают в этот термин параметры, предполагающие статус, который выше, чем простая дорога, и ниже, чем коридор.

Этим и обусловлены неопределенные и двусмысленные заявления азербайджанской стороны о том, что азербайджанцам, путешествующим через территорию Армении, потребуются «дополнительные гарантии». Иными словами, для Азербайджана, имеющего дорогу в Нахиджеван через территорию Ирана и в Турцию по территории Грузии, эксплуатация третьей аналогичной, хотя и несколько более короткой дороги будет интересной только при наличии неких «эксклюзивных» прав. Поэтому азербайджанский вариант разблокировки – это запуск дороги Азербайджан-Нахиджеван, политические риски которой весьма существенны для Армении, а ожидаемый экономический результат незначителен, ибо и железная дорога, и автомагистрали, проходящие с востока на запад по армянскому Сюнику, фактически не подключаются к внутренней инфраструктурной сети Армении.

Одним из решений в сложившейся нынешней патовой ситуации, как отмечает старший аналитик Аналитического центра APRI Armenia Бениамин Погосян, может стать привлечение третьей стороны, в данном случае международной авторитетной организации, с целью управления рисками обеспечения безопасности на дорожных коммуникациях и реализации функций таможенного контроля. Речь идет об опыте швейцарской компании SGS, которая с 2011 года с согласия Москвы и Тбилиси предпринимает шаги по восстановлению грузоперевозок через территорию Южной Осетии и Абхазии.

«Это позволит смягчить опасения различных акторов и в то же время обеспечить полный суверенитет Армении над коммуникациями, проходящим через ее территорию», – считает Бениамин Погосян.

Аршалуйс Мгдесян

Написать комментарий